К анализу основ европейской альтернативной модели

Автор: Реут Д.В.
Просмотров: 5279

Опубликовано: Перемены в Европе: возможны ли альтернативные модели / [под ред. Ал.А. Громыко, Т.Т. Тимофеева]. – М.: Ин-т Европы РАН: Рус. Сувенир, 2012. – 124 с. (Доклады Института Европы / Федеральное гос. бюджет. учреждение науки Ин-т Европы Российской акад. Наук; № 286). С. 89 – 94.

Сегодня можно утверждать, что выстроенный поколениями блестящих экономистов и реализуемый в передовых странах инструментарий капиталистической экономики, явившийся мощным инструментом европейского прогресса, не обеспечивает выживания сообщества стран европейской культуры в долговременной перспективе. Это достаточно резкое утверждение основывается не столько на биржевых сводках последних лет, сколько на материале демографической статистики. В работе [4, с. 25] приведена сводная таблица коэффициента рождаемости по ведущим европейским странам, а также России из недавно переведенного труда известного итальянского демографа Ливи Баччи [5], соответствующая огромному числу открытых источников статистических данных. Она показывает, что на протяжении последних тридцати лет все без исключения развитые европейские страны и Россия не обеспечивают коэффициента рождаемости, достаточного для простого воспроизводства населения.

Проведя соответствующие социокультурные исследования [6 - 19], мы заключаем, что при сохранении существующей парадигмы социально-экономического развития в современных странах европейской культуры невозможны механизмы и даже предпосылки выхода этих стран из зоны депопуляции. Таким образом, тридцать лет назад наступил новый этап мирового развития, состоящий в необратимой депопуляции стран европейского мира.

В связи со сказанным предлагается в поисках конструктивных идей обратиться к истории экономики. Неизбежно приходится возвращаться к увязке экономических (в узком смысле Адама Смита и его последователей) процессов с одной стороны и процессов воспроизводства населения (относившихся к числу базовых экономических процессов в концепции предшественников Адама Смита) – с другой стороны.

Резкое сужение экономической дисциплины и обособление ее от предмета воспроизводства населения осуществил А. Смит [1]. Основное различие между работами Ф. Кенэ и А. Смита принято видеть в том, что первый исследовал аграрную экономику, а второй – мануфактурную, исторически более прогрессивную. Но одновременно А. Смит имплицитно произвел кардинальную смену субъекта изучаемой деятельности. Напомним, что в классической научной традиции субъект исследования всегда оставался за рамками предъявляемых научных результатов. В погоне за объективностью ему не принято было придавать хоть какое-то значения; все следы его присутствия в исследовании тщательно элиминировались. Разница же между субъектом исследования и субъектом исследуемой деятельности оказалась для научного сознания XVIII в. неуловимой. Если Ф. Кенэ строил теорию и экономическую стратегию хозяйствующего государства, то А. Смит – теорию и стратегию частного предпринимателя, хозяина мануфактуры и только после этого, на последнем этапе своих исследований, в методологии механистического суммирования – теорию и стратегию промышленного капиталистического государства. Но сумма финансовых успехов любого числа частных предпринимателей не имеет никакого отношения к воспроизводству населения страны.

Четверть века спустя после выхода упомянутого труда А. Смита появился пятитомник английского экономиста Т. Мальтуса «Опыт о законе народонаселения», в котором он формулирует и на современном ему эмпирическом материале обосновывает закон, состоящий в «…проявляющемся во всех живых существах постоянном стремлении размножаться быстрее, чем это допускается находящемся в их распоряжении количеством пищи» [22]. С этой точки зрения рост населения, подчиненный (по предположению Мальтуса) закону геометрической прогрессии, обгоняет рост средств существования, происходящий в арифметической прогрессии (по принадлежащей ему же оценке сверху). Рост населения объявлялся неимоверным бедствием для любой страны, с ним автор предлагал бороться всеми возможными «предупредительными» средствами. Иначе бы вступали в действие «разрушительные» средства объективного характера. Книга вторая этого труда, содержащая эмпирический материал по России, издавалась на русском языке однажды, в 1868 г. Труд Мальтуса успел выйти в Англии несколькими изданиями, обсуждался в просвещенных кругах Европы и оказал заметное влияние на демографическую политику своего времени.

Мы полагаем, что именно вследствие имплицитной смены субъекта деятельности доктрина А. Смита, будучи развита и реализована его последователями, привела к понижению статуса семьи в структуре социума и, как следствие, к депопуляции европейского мира новейшего времени. Она и поныне образует мейнстрим экономической мысли.

Как же вернуть тему воспроизводства населения в орбиту экономических наук? Конечно, для этого не придется зачеркивать все, сделанное экономистами после физиократов. Наоборот, мы предлагаем развить одно из последних достижений экономической науки – теорию человеческого капитала – таким образом, чтобы включить в нее злободневный вопрос депопуляции.

Итак, в XVIII в. цель европейской экономики сместилась с устроения и развития страны как целостности на достижение финансовой эффективности отдельного предпринимателя. Смена цели привела к выпадению из поля зрения экономистов – а затем и управленцев – процесса воспроизводства коренного населения. Системная целостность европейского мира была утрачена, что выражается в его прогрессирующей депопуляции. Ее причиной является принятая на всех этажах европейского социума зауженная парадигма развития и управления по узким экономическим показателям.

Предполагается, что выход из угрожаемой ситуации состоит в восстановлении исходного смысла экономики путем реконструкции совокупности общеевропейских социокультурных институтов, конфигуратором которой может служить концепция прокреационного капитала.

Ниже мы пользуемся для обозначения процесса воспроизводства коренного населения термином прокреация. В рамках классификации европейских наук прокреация может рассматриваться как подраздел демографии – науки «о населении и закономерностях его развития в общественно-исторической обусловленности» [23, с. 373].

Почему прокреация, протекавшая испокон века «сама собой», обернулась вдруг демографическим фиаско для европейского мира новейшего времени?

Потому, что вследствие широкомасштабного социального эксперимента французских энциклопедистов (Ф. Кенэ являлся одним из его активных участников) был нарушено условие прокреационной состоятельности социума, которая обеспечивается, если центр прокреационной ответственности коллективного субъекта и социально-экономические средства, необходимые для исполнения прокреационной функции, в его структуре находятся на уровне семьи [7]. В странах традиционных прокреационных культур, т.е. культур, сохраняющих старые, до-просвещенческие традиции института прокреации (страны Азии – за исключением Японии, Африки, Латинской Америки), это требование выполняется: даже самые деспотические правители не вмешиваются в семейные дела подданных. В этом случае государство получает прокреационную ренту, состоящую в расширенном воспроизводстве населения без дополнительных забот с его стороны. Это рента позволяет ему претендовать на статус субъекта истории – продолжать свое существование без ограничений во времени. Разделение культур на новоевропейскую и прокреационно-традиционную осуществляется в настоящей работе исключительно по признаку типа семейного уклада.

Прокреационная деятельность коллективного субъекта – например, народа некоторой страны – является функциональным аналогом метаболизма (обмена веществ) индивидуума. Если в знаменитой «экономической таблице» Ф. Кенэ, отражавшей процессы производства и потребления национального продукта аграрного королевства (современной ему Франции), учитывалась доля этого продукта, направляемая на расширенное воспроизводство коренного населения как главного богатства страны, то в доктрине А. Смита, рассматривающей труд отдельного работника, вопрос воспроизводства рабочей силы не рассматривался.

Даже обращаясь к сельскому хозяйству, А. Смит видел в структуре цены товара фермера только зарплату, прибыль, ренту и, возможно, часть денежных средств «…для возмещения снашивания его рабочего скота и других хозяйственных орудий» [1, с.46]. «Снашивание» самого работника, в отличие от снашивания рабочего скота и хозяйственных орудий, оставалось без внимания исследователя. Во времена А. Смита новые рабочие руки всегда можно было купить на рынке труда на деньги, высвободившиеся при увольнении прежнего работника. Ведь промышленной революции сопутствовала массовая безработица: ручной труд в массовом порядке замещался более производительным машинным.

Конечно, никто не запрещал фермеру или рабочему тратить деньги на содержание семьи; но это было его сугубо частным делом. Забота об общественном благополучии уступила место заботе о благополучии индивидуальном. Экономика стала пониматься не в смысле искусства или ремесла наилучшего устроения страны, а в смысле искусства или ремесла получения максимальной прибыли, наибыстрейшего приумножения капитала, находящегося в распоряжении частного лица. Вспомним предприимчивость и инициативность популярных героев английской литературы того времени – Робинзона Крузо или Полковника Джека [24].

Итак, воспроизводство социума требует поддержания базового процесса хозяйственно-экономической деятельности – процесса прокреации. Тогда базовым инструментом новой экономики становится прокреационный капитал [25 – 28]. Это понятие является обобщением «человеческого капитала», широко обсуждаемого в экономике сегодняшнего дня.

Прокреационный капитал представляет собой интегральную характеристику коренного населения, обеспечивающую в перспективе всю производственную деятельность общества (в роли рабочей силы, предпринимательского начала и потребителей производимой продукции). Эта характеристика включает не только численность населения (его физических, интеллектуальных особенностей, компетенций и вкусовых предпочтений), но и качество прокреационной среды, обеспечивающее в идеале хотя бы прокреационный гомеостаз, т.е. простое воспроизводство коренного населения.

Результатов инвестиций в прокреацию чиновник, принимающий решение о таких инвестициях, не дождется в силу краткости срока своей профессиональной деятельности. Прокреационный капитал имеет сверхдлинный срок обращения. Условным его владельцем может оказаться только достаточно крупный и долгоживущий коллективный субъект – субъект масштаба региона, страны, сообщества стран. Условность владения прокреационным капиталом выражается в том, что в демократическом государстве с присущим ему институтом прав человека этот коллективный субъект не является абсолютным собственником результата прокреационных инвестиций. Вкладывающиеся друг в друга глобальная, цивилизационная, национальная и локальная общности [29, с. 7] предоставляют человеку определенные возможности для маневра.

Отечественную рабочую силу капиталисты и государство покупают на рынке труда. Но способность трудиться является лишь одним из аспектов учетной единицы прокреационного капитала, который дает человеку факт рождения. Эта учетная единица прокреационного капитала созревает и увядает по естественным законам в течение жизненного цикла и окончательно утрачивается в момент смерти. В течение жизненного цикла индивид в достаточной степени волен предпринимать акты воспроизводства прокреационного капитала, в основном, в пользу будущих поколений (в отличие от ситуации в странах традиционных прокреационных культур, где потомство обеспечивает старость индивида в социальном и экономическом отношениях), а также продавать его как рабочую силу на внутреннем рынке труда, вывозить ее за рубеж посредством институтов легальной или нелегальной эмиграции, гастарбайтерства, вступать на путь асоциального экономического поведения (теневой бизнес, преступность), либо предпринимать «внутреннюю эмиграцию», предаваясь пьянству и наркотикам.

Государству выгодно вступать с индивидом в партнерские отношения, разрабатывая и последовательно осуществляя внутреннюю политику расширенного воспроизводства прокреационного капитала. Пути такого культурно обоснованного и психологически приемлемого сотрудничества в составе инновационного института прокреационной экономики нам предстоит системно разрабатывать. Европейская наука и общественная практика находятся в начале пути построения и реализации обширной программы трансдисциплинарных исследований и опирающегося на него институционального строительства, возвращающего развитые страны Европы в эволюционный коридор. Основой предлагаемой модели социально-экономического развития стран европейской культуры является категория прокреационного капитала – развитие и обобщение категории человеческого капитала.

Литература

1. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. – М.: Эксмо, 2007. – 960 с.

2. Гринберг Р.С., Рубинштейн А.Я. Основания смешанной экономики. – М.: ИЭ РАН, 2008. – 482 с.

3. Шемятенков В.Г. Капитал //Больщая советская энциклопедия, издание 3, М. Изд-во Срветская энциклопедия, 1973, Т. 11. – с. 347.

4. Реут Д.В. О динамике демографических процессов и европейской стратегии // От рисков нестабильности к устойчивому развитию. Часть II. Дилеммы мультикультурализма и национализма / [под ред. Т.Т. Тимофеева (отв. ред.) и др.]. – М.: Ин-т Европы РАН: Рус. Сувенир. 2011. – 104 с. – (Доклады Института Европы = Reports of the Institute of Europe / Учреждение Российской акад. наук, Ин-т Европы РАН; № 269). – с. 24 – 29.

5.  Ливи Баччи М. Демографическая история Европы. – Спб.: ALEXANDRIA, 2010. – 300 с.

6.  Реут Д.В. Прокреационная проблема субъектов истории // Проблемы субъектов в постнеклассической науке / препринт под ред. В.И. Аршинова и В.Е. Лепского. – М.: ИФ РАН, 2007. – с. 141 – 148.

7.  Реут Д.В. Код культурной идентичности как положение в социуме центра ответственности за исполнение прокреационной функции // Национальная идентичность России и демографический кризис. Материалы II Всеросс. научн. конф. (Москва, 15 ноября 2007 г.). – М.: Научный эксперт, 2008. – С. 419 – 428.

8. Реут Д.В. Прокреационная состоятельность как необходимая черта цивилизации будущего // О необходимых чертах цивилизации будущего (научное издание по материалам Международного форума, посвященного 90-летию со дня рождения выдающегося русского ученого, академика РАН Н.Н. Моисеева / Под ред. А.Т. Никитина, С.А. Степанова. – М.: Изд-во МНЭПУ. – с. (на CD). – с. 708 - 713.

9. Реут Д.В. Несовпадение границ областей существования единичной и множественной ипостасей человека и некоторые демографические следствия. Мир психологии. 2008, № 3, С. 169 – 177.

10.  Реут Д.В. Прокреационно-демографический фундамент социального государства // Россия: путь к социальному государству / Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 6 июня 2008 г.). – М.: Научный эксперт, 2008. – с. 1003.

11.  Реут Д.В. Прокреационное измерение геостратегии в контексте управления мировым развитием // Четвертая международная конференция по проблемам управления (26-30 января 2009): Сборник трудов. – М.: Институт проблем управления РАН. 2009, (на CD-ROM’е), с. 1342 – 1349.

12.  Реут Д.В. О месте прокреационных ценностей в менталитете России и европейского сообщества // Социально-психологическая адаптация личности в изменяющемся обществе / Материалы Международной научно-практической конференции (г. Балашов, 19 – 20 марта 2009). – Балашов, 2009. – с. 151 – 152.

13.  Реут Д.В. Прокреационный императив как основа общеевропейского политического компромисса / Стратегии России в историческом и мировом пространствах / Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 5 июня 2009 г.). – М.: Научный эксперт, 2009. – с. 781 – 785.

14.  Реут Д.В. Структуры мотивационных полей традиционной и европейской культур // Когнитивный анализ и управление развитием ситуаций (CASC’2009): Труды Международной конференции (17 – 19 ноября 2009 г., Москва). – М.: ИПУ РАН, 2009. – с. 80 – 84.

15.  Реут Д.В. The Messenger is the Message – слоган XXI века // Вопросы психолингвистики, 2009, № 2 (10), с. 143 – 147.

16.  Реут Д.В. Прокреационный капитал России в геоэкономическом и цивилизационном контекстах // Россия в мире: гуманитарное, политическое и экономическое измерение: материалы Всеросс. науч. конф., 19 марта 2010 г., Москва [текст + электронный ресурс] / Центр пробл. анал. и гос. упр. проект. – М.: Научный эксперт, 2010. – с. 261 – 269.

17. Реут Д.В. Онтологический тупик европейской цивилизации и возможности выхода из него // Материали за 7-а международна научна практична конференция «Найновите постижения на европейската наука», – 2011. Том 27. Философия. София, «Бял ГРАД-БГ» ООД – с. 66 – 68.

18.  Реут Д.В. Здоровье в аспектах управления, контроллинга, экономики, прокреации. Saarbrucken: LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. 2012. – 336 с Сайт для заказа: www.morebooks.de ISBN-13:978-3-8473-3782-9.

19.  Реут Д.В. Воспроизводство населения – междисциплинарная научная проблема / Экономическая наука современной России, 2011, № 4, с. 68 – 78.

20.   Платон. Законы. М.: «Мысль», 1994. – 832 с.

21.  Кенэ Ф., Тюрго А.Р.Ж., Дюпон де Немур П.С. Физиократы. Избранные экономические произведения. – М.: Эксмо, 2008. – 1200 с.

22.  Антология экономической классики. Т. 2: Т. Мальтус, Д. Кейнс, Ю. Ларин. - М.:МП «ЭКОНОВ», «Ключ», 1993. – 486 с.

23.  Советский энциклопедический словарь. – М.: «Советская энциклопедия», 1985.

24.  Дефо Д. Робинзон Крузо. История Полковника Джека. (Серия БВЛ). – М.: Художественная литература, 1974. – 536 с.

25.  Реут Д.В. Прокреационный капитал. [Электрон. ресурс]/ Российский экономический конгресс. Сборник докладов участников. - М., ИЭ РАН, 2009. - 1 CD-ROM (имя файла 14ts.doc в директории Files). http://econorus.org/consp/files/14ts.doc.

26.  Реут Д.В. Базовая форма человеческого капитала / Управление инновациями-2009: Материалы международной научно-практической конференции 30 ноября – 2 декабря 2009 г. / Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: ЛЕНАРД, 2009. – с. 373 – 378.

27.  Реут Д.В. Об особенностях воспроизводства человеческого капитала / Информационная экономика: институциональные проблемы: Материалы Девятых Друкеровских чтений / Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: Доброе слово, 2009. – с. 377 – 387.

28.  Реут Д.В. Прокреационный капитал как инструмент интегративной экономики // Управление инновациями – 2010: Материалы международной научно-практической конференции 15 – 17 ноября 2010 / Под ред. Р.М. Нижегородцева. – М.: ЛЕНАРД, 2010. – с. 88 – 93.

29. Липкин А.И. К эволюции мультикультурных обществ (межцивилизационные аспекты в условиях глобализации // От рисков нестабильности к устойчивому развитию. Часть II. Дилеммы мультикультурализма и национализма / [под ред. Т.Т. Тимофеева (отв. ред.) и др.]. – М.: Ин-т Европы РАН: Рус. Сувенир. 2011. – (Доклады Института Европы = Reports of the Institute of Europe / Учреждение Российской акад. наук, Ин-т Европы РАН; № 269). – с. 7 – 24.

https://maloizvestnye-mfo.ru/