СЕТЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА И «НОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ»

Автор: Ивлев Андрей
Просмотров: 770
СЕТЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА И «НОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ» Ивлев А.Г. Директор программ РАНХИГС при Президенте РФ к.с.н. Ключевые слова: новая нормальность; глобализация; глоболокализация; сеть; транскультурация; сеть как объект социальной инженерии. 1. «Новая нормальность». Что это? «Новая нормальность» в общеупотребимом смысле означает, что экономика не восстанавливается после кризиса в привычной (нормальной) циклической последовательности. Впервые термин «нормальность» появился в ходе президентской компании У.Гардинга в годы I-й мировой войны, под лозунгом нормальности (normalcy). ( Economist , 1968 г. William Safire) Выражение «новая нормальность» было использовано в коммюнике лидеров G-20 на саммите в Питсбурге в сентябре 2009 г Распространение этого термина связывают с активностью Мохамеда Эль-Эриана, одного из руководителей компании PIMCO (Public Investment Management Company, Калифорния, США), управляющей крупнейшим в мире ПИФом. Наиболее яркими чертами «новой нормальности» является снижение темпов мирового экономического роста, высокая волатильность на всех товарных и денежных рынках и снижение эффективности традиционной государственной политики, (ее фискальные, монетарные инструменты и стимулы). Основным следствия «новой нормальности» является то, что государства теряют рычаги управления экономическим состоянием своих стран. 2. Как «новая нормальность» связана с глобализацией? Глобализация привела к глобальной трансформации экономики и социума, что проявляется в ряде процессов: Концентрация и централизация финансового глобального надгосударственного капитала в интересах сверхприбыли уже привела сверхдоступности финансовых ресурсов в развитых странах и она быстро нарастает в развивающихся странах. Информатизация экономики привела к таким явлениям как тотальная концентрация управления, оптимизация и виртуализация бизнес-процессов. Мировое разделение экономической специализации привело к невиданному развитию эффективности транспортно-логистической системы, а так же глобальной доступности материальных ресурсов. Наблюдается появление новых, гибридных типов продуктов, для которых характерно доминирование виртуальной доли продукта над ее материальной составляющей, искусственное композирование виртуальных продуктов, которые имеют короткий «период полураспада»., нарастает доля композитные продукты и происходит снижение значимости классического «чистого продукта» . Нарастает «макдональдизация» экономики (по Дж.Рицеру), что означает что экономика стремится к состоянию описываемому несколькими принципами: Эффективность- то, что не продается, то не производится, если произведено и не продается, то уходит в эксклюзив или гибнет). Цифровые технологии- все процессы становятся цифровыми, во всем используются высокие технологии и вычислительные методы. Предсказуемость- все что не предсказуемо – не существует. Технологичность - все управляется технологией, человеческий фактор исключен. 3. Глобализационные процессы проявляются в некотором нарастающем социальном «каркасе», социокультурной матрице. Любой социальный процесс становится виртуальным и мобильным по принципу «в любое время в любом месте». Глобализируется только формы культурных феноменов, его «цифровая форма». (Дж.Рицер «Глобализация и пустота», 2004 (Globalization of Nothing) Содержание культурных феноменов наполняется локальным смыслом. Нарастание стремление к примордиальности культуры (Первоначальный, основной, генетически присущи. ) При этом порождение множественности культурных гибридов. 4. Глобализация развивается вглубь и порождает новый социальный процесс глоболокализацию, который проявляются в следующем: Информатизация управления и виртуализация бизнес процессов, доступность ресурсов, логистическая эффективность привела к развитию локализации развития отдельных региональных экономических центров. Виртуализация, логистика и доступность капитала привели к локальному равенству в проявлении и развитии глобальных процессов. Экономическая локализация глобальных процессов развития привела к культурному самоопределению и нарастанию социокультурной субъектности. 5. Последствия и тренды порожденные глоболокализацией . Во-первых, финансы теряют свойство быть средством накопления. Финансы окончательно перестают быть эквивалентом чего-либо и превращаются в счет на табло в ходе глобального финансового матча. Материальное становится равнодоступным, а следовательно менее ценным. Во-вторых, ценность материального уступает ценности нематериального. Информация становится равнодоступной. Сама по себе ценность ее падает. Нарастает значение сервисов по ее обработке и применению. Важна становится не информация, а знание. Творчество становится основным источником ценности. Новый меновый эквивалент – количество нового знания в продукте. Мен происходит мгновенно. В момент клика. В- тртьих, характерным становится нарастание локальной субъектности. Глоболокализация приводит к процессам локализации и концентрации субъектности Что в свою очередь ведет к нарастанию локализованной активности и конфликту интересов. Это – основной социальный процесс нашего времени. Одновремено нарастают локальная субъективизация и обособление, что в свою очередь приводит к развитию социальных коммуникаций. Каждый может встретится с каждым. Он лайн . Оф-лайн. Мир становится одной глобальной деревней населенной очень разными, но соседями. Каждый должен жить с рядом соседом. Расстояния сжались. И в глобальной и в локальной деревнях одинаково надо строить отношения с соседом. Мало коммуницировать. Жизненно необходимым становится общение. Надо понять другого и понять как жить рядом с ним. На передний план выходит смыслокоммуникация и обемен культурными кодами.  Это влечет за собой смену критерии социальной эффективности. Идет переход от выгоды к справедливости Нарастает горизонтальность, гетерогенность, коммуникационная сообщаемость социальной структуры, что приводит к неустойчивость и динамичность социальных институтов. Мы постоянно наблюдаем порождение и исчезновение глоболокальных узлов, клеток Эти процессы и проявления характерны для становления нового типа социальной организованности. Имя этой институции - Сеть. 6. Сети меняют общество. Важнейшие общественные функции и процессы все больше оказываются организованными по принципу сетей. Для сетевой организованности характерно доминирование социальной морфологии над социальным действием. Принадлежность к локации становится важнее действия. Как следствие - власть структуры оказывается сильнее структуры власти. Рождается новая элита нетокра́тия (англ. netocracy) , которая становится источником новых форм управления обществом Включение в сетевые структуры или исключение из них, наряду с конфигурацией отношений между сетями, воплощаемых при помощи информационных технологий, определяет конфигурацию доминирующих процессов и функций в наших обществах. Нынешнему времени присущь переход от доминации иерархических отношений с их унфицированностью, ориентацией на эффективность и организованность социума, к нарастанию процессов идентичности и субъектности . Каждая глоболокация несёт в себе идею создания нового культурного явления (неокультуры). Нормальностью становится одновременное существование в отдельной локации нескольких культурных точек отсчета, пересечение нескольких культур. Для члена сетевого социума характерно курсирование между ними и особое состояние культурной потусторонности - не там и не здесь или и там, и здесь, Культуры встречаются, взаимодействуют, но не сливаются, сохраняя свое право на «непрозрачность».  В связи с этим распространяется процесс двойного культурного перевода (транскультурации ), который приводит к становлению иного типа мышления и общения «за границей моей реальности. 7. Свойства сетевой структуры как объекта социальной управления и инженерии. Для нее характерно множество достаточно герметичных локаций при этом наличие и постоянное развитие связи между ними. Преобладает плоская топология и многослойность социальных структур. Институции преобретают все большую открытость, отсутствие формальных границ. Институциональная деятельность определяется в большей степени интересом и намерением, а не нормативностью. Ей в большей степени присуща самоорганиация, а не организация. Она строится на основе соглашения, а не договора. В ней преобладает общение, а не коммуникации, а также сотрудничество, а не исполнительство Направленность деятельности в большей степени задает идеология, а не целеполагание. Ориентирующим и объясняющим средством зачастую выступает миф, а не знание. Для сети характерно совместное использование ресурсов в сочетании с конкуренцией. Сказанное позволяет высказать предположение, что сетевая организация общества – основа социального развития общества в становящуюся эпоху «новой реальности»